Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:04 

Симбиат. Часть 1. (Продолжение 03)

Hiisoto
Маленький хорошенький Я, Наше Темнейшество, Владыка Аид


Автор: Хисото Накамура
Бета:
Shell~dare
Гамма: Miss-ouri
Иллюстрации:
Леди Инферналь
Формат:
роман
Жанр:
фантастика, постапокалиптика, биопанк
Рейтинг:
NC-17
Предупреждение:
слеш, насилие, изнасилование

Ученые всегда стремились облегчить жизнь людей. Но разница между ядом и лекарством лишь в дозе. И люди, обрадованные появлением уникальной сыворотки, названной «Симбиат», не заметили, как она же стала ядом для них.
Молодой, но гениальный ученый-биолог Эльвер, разработчик Симбиата, первым забил тревогу, когда стали проводиться бесчеловечные опыты по внедрению в ДНК людей сразу нескольких Симбиатов. И начинает принимать меры. И раз люди не хотят слушать его по-хорошему… Значит, будет как всегда.




ЧАСТЬ 1. (Продолжение 03)
ГОРОД, ПРОГНИВШИЙ ИЗНУТРИ, ИЛИ КАК ВЫЖИТЬ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ.


А вот Эльверу было не до разговоров. Его очки – высокотехнологичный компьютер, вмонтированный напрямую в его мозг. Причем еще старого образца кибернетики, которой в совершенстве владел его покойный отец. Сам же Эль был биологом, но никак не механиком. И починить сломанные очки было для него проблематично.
Он вынул их из головы, разглядывая повреждения и прикидывая, как же это починить. Нао изумленно хлопала глазами, не совсем понимая, что делает ее парень.
– Это... Это ты что сейчас сделал? – наконец спросила она, присев рядом.
– Снял очки. Нужно их починить. А то от помех у меня уже голова болит, – пожаловался Эльвер.
– А вот нечего было за бабами бегать, – насупилась девушка, ожидая правдивого объяснения. В историю «шел, упал, разбил очки» она ни на минуту не поверила.
– Ни за кем я не бегаю! – возмущенно ответил ученый. – У меня и так есть, чем заняться.
– Последнее время ты какой-то странный, – задумчиво проговорила Нао, наблюдая за парнем.
– Чем же? Я самый обычный, – пожал плечами Эльвер, не отрываясь от ремонта. – У меня даже нет ни одного симбиата.
Нао немного помолчала, наблюдая за его работой. Но, все же не выдержала и задала вопрос, который мучил ее последний час.
– Ты бегаешь за другими девушками потому, что у нас ничего не было, да?
– Да не бегаю я за девушками. Больно надо. У меня слишком много работы. А это был просто дружеский жест.
И Эль рассказал, что же произошло на самом деле.
– Теперь понимаешь, почему не мог объяснить этого при твоей подруге? Они бы снова поссорились. А так... Кажется, помирились.
– Скажи, Эль... А ты бы... Хотел... Чтоб у нас... – Нао сильно покраснела, уставившись в пол, но все же выдавила из себя: – Чтоб у нас было...
– Да, – честно ответил ученый. Все же, несмотря на свою постоянную работу, он был нормальным парнем, ему тоже хотелось женского внимания. Тем более, что Нао ему нравилась.
Девушка покраснела еще сильнее и неуверенно начала раздеваться. Хотя ей не очень-то хотелось так быстро переходить на новую стадию их отношений. Они ведь даже еще до поцелуев не дошли. Да и в целом Нао совсем не хотела с ним спать. Хоть и любила, но чисто платонически.
– А ты? Ты этого хочешь? – спросил ученый. Ему не хотелось принуждать любимую к чему бы то ни было.
– С тобой... Наверно... Да... – неуверенно ответила блондинка, отводя взгляд. И так и не расстегнув кофточку до конца.
Эль отложил очки и притянул девушку к себе, усаживая на колени. Его руки прошлись по ее спине, нежно лаская и стараясь несколько расслабить. А губы коснулись ее губ в поцелуе. Парень начал осторожно ее раздевать, не торопя событий. Для него все происходящее было так же ново, как и для Нао. Хотя нельзя сказать, что Эльвер был не осведомлен, как и что нужно делать. Просто практики у него не было. Только теория. И сейчас он намеревался это исправить. А то прям даже стыдно было. В таком возрасте и ни разу не быть с девушкой. Что поделать, работа отнимала все его время и силы.
Нао слегка испуганно посмотрела на Эльвера, дрожа в его руках и уже совсем не уверенная, что хочет продолжать.
– Не волнуйся, – успокаивающе улыбнулся ей ученый. – Я буду нежен, и тебе понравится.
И он продолжил ее целовать, стараясь выглядеть как можно более опытным парнем в ее глазах. Девушка неуверенно и слабо отвечала на поцелуй, чуть уперевшись руками ему в грудь, словно еще не решив, оттолкнуть или прижаться. Когда же рука Эльвера скользнула по ее груди, девушка моментально для себя все решила и, оттолкнув парня, быстро встала, одеваясь.
– Прости... – попыталась оправдаться она. – Это... слишком... Быстро.
– Кажется, ты еще не готова, – улыбнулся Эль.
– Я... Боюсь, – призналась Нао.
– Я тебя совсем не тороплю. Начнем все постепенно. Там, с поцелуев, объятий. А уже потом... Позже, дойдем и до более близких отношений, – успокоил ее парень. – Я подожду, когда ты перестанешь бояться. Иди сюда.
Он протянул к ней руки, приглашая просто побыть в его объятиях.
– Х-хорошо... Что подождешь, – она очень робко подошла, не решаясь прижаться.
– Не бойся. Я тебя не обижу, – Эль улыбнулся, притянув девушку к себе и нежно поцеловав в губы.
– Я... Прости... Вообще-то... Я хочу исключительно платонической любви, – сказала Нао, отстранившись от парня и немного виновато глядя на него.
– И даже без объятий и поцелуев? – Эльвер был несколько шокирован таким заявлением. Он ведь был уверен, что нравится ей, и она хочет быть с ним. В том числе и в постели.
Нао кивнула. С самым серьезным и беспрекословным видом. И ждала реакции со стороны Эля.
– Хорошо... Я буду ждать... Когда ты передумаешь, – вздохнул тот, просто убитый заявлением блондинки.
– Ты... Правда не сердишься? – невинно спросила Нао, взяв его за руку.
– Правда, – ответил Эль, смотря на нее грустными глазами. – Хотя я хочу тебя именно физически.
– Раньше ты мне больше нравился, – вдруг заявила девушка, отстраняясь. – Когда не хотел меня... Так... А теперь я тебя боюсь.
– Почему? – даже опешил Эльвер. Он ведь никогда не давал повода его бояться. Руки не распускал и вел себя всегда очень галантно и обходительно. – Я не сделаю тебе ничего плохого. Да, я хочу тебя. Но не трону против твоей воли.
– Не в этом дело, – Нао не знала, как объяснить. – Мне кажется, ты мне многое не договариваешь. И... Не могу это объяснить, но ты меня пугаешь.
– Не понимаю, милая, – честно признался Эль, глядя на нее совершенно озадаченным взглядом.
– Не знаю... Я просто чувствую... Что ты плохой. Женская интуиция.
– Почему ты так решила? Я ведь никогда не обижал тебя, – все еще не понимал ученый.
– У тебя глаза... Глаза убийцы, – после небольшой паузы ответила Нао.
– Я же врач, солнышко. Ученый. И иногда случаются не зависящие от меня неприятности. Некоторые со смертельным исходом. Ты же сама это прекрасно знаешь, – он пожал плечами.
Девушка покачала головой и немного отошла от него. В последнее время он пугал ее все сильнее. И если раньше она пыталась примириться с его случайными врачебными ошибками, то сейчас, когда начали погибать ученые, причастные к созданию симбиата, девушка заподозрила неладное.
– Мне уйти? – коротко спросил ученый, собирая инструмент. С трудом, но ему удалось восстановить функции очков.
– Да, – тихо ответила Нао. И, немного помолчав, добавила, так же тихо: – И... Не приходи больше... Пожалуйста...
Эльвер вздохнул и, забрав инструменты, ушел. Ему было обидно, что после трех лет общения, Нао так и не полюбила его... По-настоящему. А ведь он даже был готов ждать... Неизвестно чего, но готов. Он шел медленно, еще надеясь, что Нао одумается и позовет его, или подбежит и обнимет. Но... Блондинка не собиралась продолжать их отношения. Для нее он перестал существовать... И это было очень грустно.

Вернувшись домой, Эльвер еще немного повозился с очками и, вставив их на место, решил заняться работой. Раз уж с личной жизнью катастрофически не везет. Но, не успел он подключиться к Сети, как тут же получил письмо от охотника. С очень счастливым смайликом. И чисто машинально ответил ему самой грустной рожицей, из имевшихся в ассортименте чата.
«Что-то случилось? – пришел ответ. – У тебя проблемы из-за меня?»
«Теперь меня девушка бросила», – пожаловался Эль.
«Как это? Почему? Это из-за того, что ты приставал к моей Риане?»
«Я не знаю. Но... Она считает, что я плохой».
«А ты... Не плохой? И что теперь собираешься делать?»
«Не знаю... Как и любой другой, я не застрахован от ошибок и случайностей, – Эльвер вздохнул, проецируя мысли на экран очков. – Уйду с головой в работу. Что еще мне остается».
«А... Вернуть ее не хочешь?» – спросил Лергоз. Он, и правда, переживал за единственного друга.
«А какой в этом смысл? – парень пожал плечами, хоть собеседник и не мог его видеть. – Я для нее хорошим не стану. Женская интуиция. Я столько изучаю биологию и физиологию людей. Но именно эта черта женщин для меня все так же остается загадкой».
«Но ведь даже я смог вернуть свою девушку. Хоть и редкостный урод. И теперь она спит в моих объятиях. И счастлива», – не отставал охотник.
«Тебе повезло... Мне это бы все равно не светило еще как минимум лет пять. Ей нужна платоническая любовь. А мне хотелось большего. Ее не остановило даже то, что я готов был ждать... Просто выставила за дверь... Что ж... Может, она и права. Я ведь плохой», – вообще-то Эльвер не собирался писать ему последнюю фразу, но не успел уследить за своими мыслями и разоткровенничался.
«Да... Я это уже понял. Ты замышляешь что-то плохое» – не замедлил прийти ответ от Лергоза.
«С чего ты это взял?» – ученый насторожился. Неужели он где-то неосторожно проговорился о своих замыслах.
«Ты сам писал мне свои мысли» – ответил мутант, переслав ему копию сообщений. Тех самых, что Художник писал ему прошлой ночью:

Художник: Сыворотка готова... Как интересно все получается... Таким не место... Люди есть люди... Симбиат не должен... существовать!

«Невозможно... Ведь невозможно писать мысли» – ученый попытался придумать правдоподобное оправдание.
«Ты точно пишешь мысли. Не знаю как, но я в этом уверен» – Лергоз был непреклонен и не верил в невнятную чушь про взломанный чат.
«Засада... – подумал парень. И снова не заметил, как сообщение ушло охотнику. – Ой...»
«И после этого ты будешь мне еще что-то доказывать? – возмутился мутант. – Конечно, я тоже не идеален. Вообще монстр».
«Да уж... Я это заметил при нашей встрече, – ответил Эльвер. – Ты выглядел... Весьма странно. Даже для охотника».
«Ты тоже на нормального мало тянешь. Хотя бы я не пишу свои мысли в бессознательном состоянии. И не вынашиваю коварные планы... Если только один».
«Какой? И... Мысли – это совершенно случайно»
«Не скажу» – отрезал Лергоз.
«Ну вот. А еще друг называется. Может, я бы смог помочь» – ученый вдруг почувствовал себя совершенно одиноким и не нужным целому миру. А ведь он работал, чтоб сделать его хоть немного лучше.
«Мне пора. Моя девочка проснулась» – и охотник отключился. Он долго еще сидел и тупо смотрел на монитор ноутбука. Все это казалось несколько странным. И он чувствовал, что происходящее связано. Художник ненавидел симбиат. Это ясно следовало из его случайных мыслей. При этом он был личностью, полной загадок. И тут до Лергоза дошло... Эльвер! Подруга его Рианы четко назвала парня Эльвером. А ведь он-то и стоял в списке мутанта следующей жертвой. Подумать только. Он столько времени водил дружбу с одним из тех, кто превратил его в это чудовище и лишил радости семейного счастья с любимой девушкой.
А ученый, отключившись от Сети, отправился в свою лабораторию и с головой погрузился в работу. Раз уж все считали его злым гением... Что ж, он еще покажет, на что способен.

Лергоз проводил Риану домой, а сам направился в гости. Проникнув в небольшую и сильно захламленную квартиру Эльвера, он, по обыкновению, устроился на потолке. Но ожидание затягивалось. Ученый не спешил домой. Совершенно. Мутант уже начал подозревать, что он вообще сегодня не придет ночевать.
К концу третьего дня Лергоз был уже сильно злой. Он съел немногочисленные запасы ученого, перечитал все его записи. Но так ничего интересного не нашел. Сплошные непонятные простому охотнику формулы, написанные мелким и едва читаемым почерком. Причем одна поверх другой. И разноцветными чернилами. В некоторых тетрадях были чертежи кибер-протезов, и тех самых очков. Почерк на них был другим и еще более нечитаемым.
Похоже, хозяин квартиры и сегодня не собирался приходить домой. Вконец разозлившись, Лергоз решил ночью наведаться в лабораторию. Раз уж ученый не идет к охотнику, то охотник к нему сам наведается.
Эльвер сидел в полной темноте, если не считать работающего монитора компьютера. К нему тянулся проводок от очков ученого. Сам же Эль смотрел в микроскоп. А на экране мелькали цифры вычислений, формулы и непонятные картинки. Сам по себе печатался текст.
Ученый и не заметил, что в лаборатории он уже не один. По потолку совершенно бесшумно ползла тень, настроенная очень решительно. Тихо спрыгнув вниз, Лергоз быстро выдернул все штепсели из розеток, какие только попали ему в поле зрения. Воцарилась кромешная темнота, в которой так зловеще светились зеленоватым светом очки Эльвера.
– Что такое? Свет выключили? Не вовремя как, – он встал, направляясь к выключателю. Проверить, действительно ли отключился свет или просто что-то с компьютером случилось. – Знают ведь, что я тут. Нет, все равно надо было все испортить.
Щелкнув выключателем, парень убедился, что свет есть. Значит, что-то с компьютером. Хорошо, что все данные сохранены на его личном чипе.
– Какой странный доктор, – раздалось у него за спиной. – Мысли печатает, даже не глядя на монитор.
– Кто здесь? – Эльвер резко обернулся. Перед ним предстал Лергоз во всей своей красе. Он был без плаща, не скрывая своего страшного тела. И нервно размахивал хвостом в опасной близости от монитора.
– Твоя ошибка, – прошипел охотник. – Тот, кого выкинули, как тапок.
– Ну, да. А обвинить решили во всем разработчика, – вздохнул парень, с чисто научным интересом разглядывая мутанта. – А ведь я с самого начала был категорически против такого применения моей сыворотки. Она была предназначена для лечения, а не набивания карманов. Ну, ничего... Я все исправлю. Они все пожалеют, что не слушали меня.
– А я почему стал уродом?! Почему?! – Лергоз с силой ударил хвостом так, что монитор разлетелся вдребезги, а дорогое оборудование, стоявшее на столе рядом, превратилось в бесполезный хлам.
– А потому, что никто меня не слушал. Конечно, зачем слушать ребенка, – он всплеснул руками. – Судя по твоему виду, в тебя вкачали штук пятнадцать-семнадцать симбиатов. А ведь они были еще экспериментальные... – ученый начал расхаживать перед Лергозом, задумчиво что-то бормоча себе под нос. – Да... Я помню тот эксперимент. Сыворотка была не доработана... Только никто не желал меня слушать! По всем параметрам ты не мог выжить. Но... Похоже, судьба распорядилась иначе.
– Да мне все равно! Делай меня нормальным – зло зарычал мутант, едва сдерживаясь, чтоб не придушить Эльвера на месте.
– Мне нужно какое-то время, чтоб сделать антидот. И немного твоей крови, – спокойно сказал Эль.
– Так я тебе и поверил! – зашипел Лергоз, надвигаясь на него. – Это невозможно. Я такой навсегда. Я говорил уже с другими участниками моего эксперимента. Этот симбиат стал частью моей ДНК. И изменить это никому не под силу. Значит... КТО-ТО ДОБАВИЛ ЧТО-ТО НЕ ТО! И кто-то должен понести за это наказание! Ты погубил мою жизнь!!!
– Почему все всегда обвиняют разработчика? Вот почему? Стараешься, делаешь, как лучше... – вздохнул Эль. – Но люди никогда не ценят то, что у них есть. Только когда это теряют.
– Не тебе это решать! Ты сломал мою жизнь, сделал чудовищем! – и с силой ударил хвостом по спине ученого.
Эль успел повернуться и заблокировать удар рукой. Раздался металлический звон, а кожа с кибер-протеза в месте удара слезла, оголяя конструкцию. Лергоз сдаваться не собирался, и продолжал бить парня в дикой ярости, постоянно целясь в голову.
– Да что ж это такое? И все по голове норовят ударить, – возмущался ученый, с трудом уворачиваясь и блокируя удары механической рукой. – Убьешь меня – и уже никогда не станешь обратно человеком!
– Я и так им никогда не стану! – закричал мутант, с силой обрушивая хвост на парня.
Даже металл не выдержал такого натиска. Из руки уже торчали провода. И за один из них зацепился хвост Лергоза. Обоих сильно ударило током, заставив отступить друг от друга. Ученый упал, такая встряска вызвала сбой в его системах. А вот охотник быстро пришел в себя и оскалившись приблизился к Эльверу,.
– Ты думаешь, что ЭТО можно исправить? – прорычал он, демонстрируя зубы. – Это моя структура. И ее уже не изменить!
– Я работаю со структурой и ДНК! – пытался убедить его Эль. – Если кто и может тебе помочь, то только я!
– Зачем ты меня таким сделал, ублюдок?! – Лергоз схватил парня за горло, подтянув к себе.
– Я... Не собирался... Симбиата вообще... Не должно быть... – прохрипел ученый, пытаясь освободиться. Хватка мутанта не давала ему дышать.
Стиснув зубы, Лергоз полоснул хвостом по шее мальчишки, надеясь, что небольшие шипы на хвосте все же ядовиты. Вот и шанс проверить выпал.
– У тебя есть друзья? Семья? Тогда я убью их всех! Хотел сделать монстра? Получи и распишись!
– Вообще-то... Ты был моим единственным другом, – ответил Эльвер, чувствуя озноб по телу. У него сейчас больше не осталось сомнений в том, что перед ним тот самый охотник из сети. Он его узнал по голосу.
– Отныне ты в игноре, детка, – рыкнул мутант, все еще продолжая держать парня за горло.
– Вот и делай после этого добро людям! Как же я вас всех ненавижу! И людей и нелюдей! Таких вот богатых гадов, которые сами себя уродуют! – Эльвер со всей силы ударил его ногой.
В отличие от руки, механические ноги не пострадали совершенно. И удар был действительно сильным. Лергоз отлетел к стене, пребывая в полном шоке. Выходит, что доктор-то с секретом.
Мутант медленно встал. Его глаза не предвещали парню ничего хорошего.
– Пять лет кошмара! Из-за какого-то малолетнего ублюдка! Не прощу! – он обвил хвостом шею Эльвера, и приложил о стену.
Парень вцепился в его хвост, пытаясь освободиться. Но лишь царапал его, чувствуя, как тот все сильнее сжимается вокруг его горла.
– Можешь даже оторвать, если силенок хватит. У меня новый вырастет, – коварно улыбнулся Лергоз, размахнувшись и познакомив ученого с другой стеной.
Эльвер с трудом достал из кармана небольшой шприц. Это было обычное снотворное. Но... Могло ведь и сработать. Очень уж ученому не хотелось умирать. Недолго думая, мутант сам вырвал кусок хвоста, чтоб неизвестный препарат не успел распространиться по телу.
– Ты начинаешь меня злить! – он швырнул парня на пол, и устроился сверху, придавив всем весом. – Вот что бы с тобой такого сделать, чтоб ты перестал калечить людям жизнь?
– Людям сперва нужно научиться ценить то, что у них есть. Я никого не трогаю без причины, – прохрипел под ним Эль. Все тело болело, и в сознании он находился лишь благодаря чипу в голове. Каким-то чудом Лергоз не разбил очки ученого. Чему тот был несказанно рад.
– Я придумал, – он коварно улыбнулся, рывком поднимая парня на ноги и снова приложив о стену.
Пока ученый пытался прийти в себя после очередного удара, мутант принялся собирать все, что могло представлять ценность для разбирающихся в этом людей. Ампулы, диски, записи. Все сгребалось в большую коробку, так кстати подвернувшуюся под руку мужчине. То, что он унести не смог бы, нещадно уничтожалось.
– Что... Что ты делаешь? – парень в ужасе смотрел на устраиваемый погром, пытаясь встать и помешать. Но тело слушалось плохо и в голове звенело. – Это же вся моя жизнь!!!
– Вот именно! – Лергоз схватил коробку, разнося в щепы последний стол. – Моя моральная компенсация! Не убивать же мне единственного друга. А так. Жизнь за жизнь. Ты разрушил мою – я уничтожу твою. Все честно.
– Здесь же все! Вся жизнь в этих формулах! Отдай! – парень с безумным взглядом вцепился в последнюю тетрадь, пытаясь вырвать ее из когтей Лергоза.
Но тот пинком оттолкнул парня и выскочил в окно. Эльвер беспомощно смотрел вслед удаляющемуся охотнику.
– Ничего... Я все могу восстановить. Или просто создать заново! Ты можешь забрать мои записи. Но не можешь остановить меня. Бумага лишь отражает то, что находится у меня в голове, – крикнул ему вслед Эль.
Он осмотрел полностью разрушенную лабораторию. И только сейчас до него дошло... Здесь ведь находились некоторые документы, которые не должны были покидать лаборатории Это становилось проблемой. Пропали чертежи его отца, содержащие сведения не только о его кибернетических конечностях, но и о чипе в голове...

Прошла неделя с момента разгрома лаборатории. Эльверу выдали новую. И он из нее не вылезал, создавая все с нуля. Попутно он работал над секретным проектом, по которому записей не вел. Все формулы он держал в голове. Не доверяя даже чипу. Всю неделю он совершенно не спал и к врачу после побоев не обращался. Так что теперь щеголял с жуткими синяками не только под глазами, но и по всему лицу.
Вошедших людей в военной форме он не заметил, слишком увлеченный своими исследованиями. Эльвер вообще мало что замечал, когда работал. И когда вдруг его схватили и поволокли прочь от микроскопа, он сильно удивился.
– Что… Что происходит? Вы кто такие? – возмущенно спросил Эльвер. Но сопротивляться у него уже не было сил.
Эльверу ничего не объясняли, а просто затолкали в машину и увезли прочь из лаборатории. Эль не понимал что происходит, куда его везут и паника, которая вроде бы надежно была придавлена недельной усталостью, начала пробиваться наружу истеричными воплями:
– Вы можете объяснить, что происходит? Куда вы меня везете. Это произвол! Я буду жаловаться!
– Господин Говард хочет тебя видеть, – наконец ответил один из военных. – А раз ты так и не явился по приглашению, то мы – твой персональный эскорт.
– Приглашению? Я не получал никакого приглашения, – возмутился ученый.
– Ага. Они так и лежали невскрытые на твоем столе, – хмыкнул мужчина.
Эль замолчал. Это было вполне вероятно. Когда он был увлечен работой, то все остальное переставало существовать.
Машина везла его по направлению к элитному району, все выше и выше. Туда, где жили чиновники и правительство. Простым смертным вход туда был запрещен. Только по особому распоряжению. И, видимо, юный ученый удостоился одного такого. Вот только радости от этого парень не испытывал никакой.
Машина остановилась перед большим и роскошным особняком. Двое конвоиров взяли его под руки и бесцеремонно потащили внутрь, даже не дав возможности осмотреться.
– Что вам от меня надо? Что вообще за хамское отношение к ученому? На благо ваших карманов стараюсь ведь, – возмущался Эльвер, все же позволяя себя нести, раз уж они сами вызвались.
Конвоиры втолкнули его в одну из комнат. Это оказался большой кабинет, сделанный в лаконичном классическом стиле. Все материалы даже при беглом осмотре стоили больше, чем Эльвер заработал за всю свою жизнь.
За столом сидел полный мужчина в очках, через которые смотрел на ученого злобным и расчетливым взглядом. Взгляд был холодным и ничего хорошего ждать не приходилось. Мужчина оценивающе осмотрел лохматого парня, и снова вернулся к раскладыванию карандашей по размеру.
Вид молодого гениального ученого, в пятнадцать лет создавшего столько уникальных симбиатов и других полезных сывороток, которые никто так и не сумел повторить, сильно раздражал чиновника. А уж улыбка, которой он одарил гостя и вовсе повышения не сулила.
Мужчина указал Элю на стул. Пройдя по кабинету, ученый плюхнулся на него, закинув ногу на ногу.
– Может, еще и чашку кофе предложите?
– А сразу пожизненное не желаешь? – ехидно осведомился мистер Говард.
– Нет. Хочу хорошего кофе. Горячего. С четырьмя кусочками сахара и с молоком, – зевнув, ответил Эльвер. Его начинало клонить в сон.
– Я уже год слежу за тобой, – начал издалека Говард, даже не дернувшись. – И... Нам о многом нужно поговорить. От совершенно нецелевого расходования бюджетных средств, выделяемых тебе на исследования и создание сывороток. До убийства людей этими самыми сыворотками.
– Наверно, вы меня с кем-то путаете. У меня много подражателей, которые так и не смогли создать ни одного стоящего образца, – не моргнув и глазом, ответил Эльвер, продолжая зевать.
– Да, да, как же. А еще, кто-то добрый принес в мой кабинет столько разных документов, чертежей и формул, – чиновник злобно ухмыльнулся. – Мои люди их проверили. И это тянет уже не на пожизненное, а на смертную казнь.
– Мою лабораторию неделю назад уничтожили и обчистили. Руководство в курсе, – отмахнулся ученый, ища взглядом кофе. Ну должно же оно тут быть.
– И на какие же средства создавались все эти вещи? Там ведь госзаказами и не пахнет, – не отставал чиновник. Эль с тоской уставился на Говарда, отчетливо понимая, что у того, по какой-то странной причине, на него зуб и так просто его не выпустят.
– На те, что выделялись комитетом. Все на благо науки, – вздохнул Эль.
– Забудь про науку, сынок, – коварно улыбнулся чиновник. – На время разбирательства ты отстраняешься от работы.
– Забыть про науку? Отстраняюсь? Да как так можно? Наука – это моя жизнь! – вот это было уже выше понимания ученого. Он вскочил со стула с очень большим желанием дать чиновнику в глаз.
– А вот не надо было убивать троюродного брата племянника нашего президента, – хмыкнул Говард, откинувшись на спинку своего кресла.
– Чего? Кого? Да никого я не убивал! – протестующее вскричал Эль.
– Это уже доказано. Как и еще двадцать подобных эпизодов, которые курирую лично я. Так что...
– Доказано? Чем? И кем?! Предъявите доказательства!
– Доказано мной. И нашим президентом. Или ты теперь и президента решил тоже убить?
– Я не верю ни единому вашему слову. И... Требую адвоката.
– Адвоката? Не веришь? – засмеялся чиновник. – А какое нам дело до представителя не высшей касты? Ты просто зарвавшийся мальчишка. Знай свое место!
Он щелкнул пальцами и те же военные, что привезли сюда ученого, вошли в кабинет. Говард сделал им знак рукой, и на запястьях Эльвера защелкнулись наручники.
– Как бы вам не пожалеть о своем решении, – прошипел ученый, уже точно зная, как отомстит за этот произвол.
– Не кипятись, голубчик, – ухмыльнулся Говард. – У тебя будет достаточно времени, чтоб подумать о своем положении. В тюрьме.
И парня вытолкали еще более грубо, чем привели сюда. Теперь он уже официально был заключенным. Преступником номер один. По распоряжению чиновника, его должны были отвезти на самый нижний уровень, где располагались тюрьма и шахты. И ждала его одиночная камера. С усиленной охраной.
Вот только ребята допустили промах. Они совершенно не воспринимали ученого как серьезного противника. И даже не обыскали его. А зря. Когда они выехали с территории элиты, машина начала вилять и врезалась в столб.
Эль благодарил всех, кого можно, что его не обыскали. Новая сыворотка, над которой он работал последнюю неделю, пробный образец которой постоянно носил с собой, оказалась очень кстати. Охранники быстро отправились на тот свет. А ученый – в бега.
Домой идти он не рискнул, равно как и в лабораторию. Это было слишком опасно. Пока он добрался до улиц среднего уровня, весть о его побеге уже разлетелась по всему городу. На каждом столбе красовалась его фотография. А хуже всего было то, что его прировняли к мутантам. И охотникам предлагалось брать его только мертвым в случае малейшего сопротивления.
– Да что ж это такое? Он меня просто подставил, – прошипел Эльвер, прячась в подворотне. – А я еще подумывал сделать для него антидот. И вернуть в человеческий облик. Ничего он больше не получит. И никто. Сперва Нао от меня отвернулась, потом друг... А теперь уже и весь мир. Ну-ну, посмотрим, что же весь мир сможет без меня сделать.
И он, старательно прячась по углам и подворотням, отправился к жизненно важному центру города – водному резервуару. Он снабжал водой средний уровень. Элита пользовалась им по мере необходимости. Откуда в верхнем уровне была вода – Эль не знал. Впрочем, это было не столь уж важно. Без рабочих, живших на среднем уровне, не сможет существовать и элита. А вот у нижнего уровня был отдельный источник водоснабжения.
Добравшись до заветного места, Эль перелез через забор. Подбежав к каналу, из которого и бралась питьевая вода, он достал маленькую ампулу с густой синей жидкостью, и вылил ее в воду. Жидкость тут же растворилась. Ни цвета, ни запаха, ни вкуса, фильтрами не улавливалась и совершенно не обнаруживалась химическим путем. Эта сыворотка не меняла структуру воды. Она меняла ее код.
– Посмотрим, как вы теперь запоете, – с безумной улыбкой проговорил ученый, покидая территорию резервуара. – Никто не поможет вам. Кроме меня.
Вернувшись к городским улицам, парень все же дал себя поймать, не сопротивляясь. Умирать он пока не планировал. И его, под усиленным конвоем и чуть ли не в одних трусах, доставили в камеру. Правда, там все же выдали тюремную форму.
– Наконец-то можно поспать. Раз уж кофе все равно не дают, – ухмыльнувшись, прошептал парень, устроившись на нарах, и заснул.

@темы: Книга, Симбиат, авторское, биопанк, киборги, мистика, монстры, постапокалиптика, проза, творчество, фантастика

URL
Комментарии
2013-07-09 в 02:09 

Veoly
Я придумаю свою анатомию. С блекджеком и шлюхами.
И это было очень грустно.
RLY? Грустно? Придушить ее, мерзавку на месте надо было! :maniac:

Жалко Эльку. И мутант ему попался буйный, и люди ничего не понимают. Все козлы, вообще.
Да наступит пипец! :crzfan:

2013-07-09 в 08:05 

Hiisoto
Маленький хорошенький Я, Наше Темнейшество, Владыка Аид
Veoly, о, там такой Песец наступит. жирненький и пушистый) в гневе Эль страшнее дьявола)

URL
2013-07-09 в 13:37 

Veoly
Я придумаю свою анатомию. С блекджеком и шлюхами.
Дьявола в гневе не видел, но воображение у меня хорошее. :laugh:
Уже хочу потискать этого песца :evil:

2013-07-09 в 17:09 

Hiisoto
Маленький хорошенький Я, Наше Темнейшество, Владыка Аид
Veoly, песец идет)))

URL
   

Обитель Сейяманьяка 80-го левла

главная